Марсианские хроники: как турецкие иммигранты стали подрядчиками NASA

0
166

Марсианские хроники: как турецкие иммигранты стали подрядчиками NASA

Sierra Nevada — крупнейшая в Соединенных Штатах компания-подрядчик государства, которой владеет женщина. Продажи фирмы в прошлом году достигли $1,6 млрд, а штат насчитывает около 4000 сотрудников на 33 объектах. 80% дохода компании приходится на заказы американского правительства (в основном от Военно-воздушных сил США). Государству Sierra Nevada поставляет военные самолеты, беспилотные летательные аппараты, системы выявления самодельных взрывных устройств и навигационное оборудование

Даже для отрасли аэрокосмических разработок с ее раздутыми бюджетами $650 млн — огромные деньги. На них, к примеру, можно купить шесть самолетов Boeing 737s или же, если подобрать эквивалент в военной сфере, семь незаметных для радаров истребителей F-35. Такую же сумму, $650 млн, NASA совместно с аэрокосмической корпорацией Sierra Nevada потратила на разработку многоразового космического корабля Dream Chaser для отправки космонавтов на околоземную орбиту.

Компания Sierra Nevada базируется в городе Спаркс в штате Невада и находится в полной собственности 59-летней Эрен Озмен и ее мужа, 60-летнего Фатиха, — чета вложила в создание космического корабля $300 млн, а остальную часть, $350 млн, обеспечило NASA. Первый свободный полет аппарата состоялся в октябре 2013 года: тогда его сбросили с вертолета на высоте около 4 км. Посадочное шасси тогда сработало не так, как нужно, и на посадочной полосе челнок занесло в сторону. Год спустя NASA перестало заниматься космическим кораблем компании и вместо этого заключило многомиллиардные контракты с Boeing и SpaceX.

Первоначальный Dream Chaser, похожий на небольшой космический челнок с направленными кверху крыльями, сейчас служит безумно дорогим элементом интерьера в офисе Sierra Nevada в Луисвилле, что в штате Колорадо. Однако провал на девятизначную сумму совсем не умерил пыла супругов в стремлении присоединиться к космической гонке. Уже через несколько месяцев после неудачи компания приняла участие в другом тендере NASA на осуществление транспортировки различных грузов (продовольствия, воды и экспериментального оборудования) на Международную космическую станцию и обратно. В этот раз попытка фирмы оказалась успешной: Sierra Nevada будет работать над проектом общей стоимостью до $14 млрд вместе с конкурентами — компаниями Orbital ATK и SpaceX. Точная цифра будет зависеть от целого ряда факторов, включая успешные миссии. Новый беспилотный грузовой корабль, который еще только предстоит построить, тоже будет называться Dream Chaser.

Чета Озмен имеет общее состояние около $2,6 млрд и является одной из первых ласточек, набирающей обороты среди сверхбогатых инвесторов моды на вложение средств в космические разработки. Эта ниша освободилась во многом из-за того, что NASA свернуло свои проекты после трагедии челнока Columbia в 2003 году. Самые заметные игроки в быстрорастущем секторе — SpaceX Илона Маска и Virgin Galactic Ричарда Брэнсона. Но ими список не ограничивается, ведь есть еще Planetary Resources Ларри Пейджа (сооснователя Google и генерального директора родительской корпорации Alphabet), Relativity Space Марка Кьюбана, Blue Origin Джеффа Безоса (основателя и генерального директора Amazon) и Stratolaunch Пола Аллена. Данные проекты в основном развиваются на чистом энтузиазме своих покровителей, но в долгосрочной перспективе каждый из них хочет зарабатывать на своей космической компании реальные деньги. В 2017 году NASA выделило на проекты по разработке космического транспорта $17,8 млрд: $8,5 млрд — на корабли для экипажа и $9,3 млрд — на грузовые судна.

Эрен Озмен сегодня находится на 19-м месте составленного редакцией Forbes ежегодного списка богатейших женщин США, добившихся успеха самостоятельно. Предпринимательница поясняет: «Мы занимаемся этим, потому что у нас есть запал и жажда инноваций, а еще мы осознаем возможность и необходимость того, чтобы Соединенные Штаты по-прежнему лидировали в такой важной сфере, как аэрокосмические разработки и исследования».

До настоящего времени о семье Озмен и компании Sierra Nevada слышали немногие. Фирму из Невады настолько часто путают с одноименной калифорнийской пивоварней, что компания супружеской пары даже выпустила специальные подставки под кружки с хештегом #notthebeercompany (#непивоварня). Озмены приехали из Турции в США на учебу в магистратуре в начале 1980-х. В 1994 году они заложили собственный дом и почти за $5 млн приобрели Sierra Nevada, небольшую военно-промышленную компанию, где сами и работали. Эрен получила 51% акций, а Фатих — 49%. Начиная с 1998 года они скупили 19 аэрокосмических и оборонных предприятий, используя для этого деньги, заработанные на контрактах с военными ведомствами США.

Теперь Sierra Nevada — крупнейшая в Соединенных Штатах компания-подрядчик государства, которой владеет женщина. Продажи фирмы в прошлом году достигли $1,6 млрд, а штат насчитывает около 4000 сотрудников на 33 объектах. 80% дохода компании приходится на заказы американского правительства (в основном от Военно-воздушных сил США). Государству Sierra Nevada поставляет военные самолеты, беспилотные летательные аппараты, системы выявления самодельных взрывных устройств и навигационное оборудование.

Космос для компании не только крайне перспективное направление, но и огромный риск. Sierra Nevada никогда еще не запускали космические корабли в открытый космос, и по большей части фирма известна именно доработками уже готовых летательных аппаратов. Однако предприятие не скупится на разработку нового поколения Dream Chaser и изо всех сил пытается избавиться от репутации аутсайдера.

Фатих признается: «Космос для нас не просто бизнес. В детстве, еще на другой стороне земного шара, мы с замиранием сердца смотрели по черно-белому телевизору, как астронавты приземляются на поверхность Луны. Это достижение нас крайней вдохновило». Эрен со свойственным ей сильным турецким акцентом добавляет: «Только посмотрите на Соединенные Штаты. Здесь женщины могут достичь намного большего, чем где бы то ни было еще. Поэтому мы понимаем, что оставим после себя грандиозное наследие».

NASA дало компании Sierra Nevada зеленый свет по целому ряду причин. Разумеется, фирма еще никогда не строила космический корабль с нуля, но компании, которые это все-таки делали, можно пересчитать по пальцам. Зато предприятие Озменов предоставляло для космических челноков множество комплектующих вроде аккумуляторов, подвесок и контактных колец и таким образом участвовало в общей сложности в 450 миссиях.

Еще одним немаловажным аспектом является проектирование Dream Chaser. Летательный аппарат будет в четыре раза компактнее обычного космического корабля и, как ожидается, будет единственным в своем роде многоразовым космическим судном, которое сможет приземляться на обычных взлетных полосах и снова подниматься в космос до 15 раз. Возможность постепенного входа в атмосферу и мягкого приземления позволит сохранить в целости ценные исследовательские образцы типа белковых кристаллов, растений и подопытных мышей.

Это и есть одно из преимуществ Sierra Nevada перед кораблями других компаний, чьи капсулы возвращаются на Землю исключительно путем столкновения с поверхностью океана. Сегодня единственный способ вернуть ценные грузы из космоса на Землю — использовать космический корабль Dragon компании SpaceX. Джон Рот, вице-президент космического подразделения Sierra Nevada, подчеркивает: «Откровенно говоря, NASA включило нас в программу именно благодаря тому, что вернуть важные научные материалы и данные обратно на Землю в состоянии только мы».

В некотором смысле компания буквально купила себе путевку в космос. В декабре 2008 года, в самом разгаре мирового экономического кризиса, Sierra Nevada раскошелилась на $38 млн за космический стартап SpaceDev из Сан-Диего. Приобретаемое предприятие тогда упустило крупный контракт с NASA, курс акций стартапа упал до самого минимума, а основатель компании Джим Бенсон, предприниматель, один из первых предрекавший скорое наступление эры коммерческих полетов в космос, незадолго до этого умер от опухоли мозга.

Фирму Озренов в SpaceDev главным образом привлекло транспортное средство под названием Dream Chaser. У аппарата была долгая и интересная история. В 1982 году австралийский самолет-разведчик P-3 сфотографировал, как советские военные поднимают из Индийского океана космический корабль. Австралийцы передали изображения американским спецслужбам. Как выяснилось, на фотографиях был запечатлен советский космический летательный аппарат типа БОР-4, в нем подъемная сила создавалась не с помощью крыльев, а была обусловлена особенностями строения корпуса, поэтому он как ничто другое подходил для космических полетов. Впоследствии NASA создало копию советского аппарата — HL-20. Испытания с ним проводили на протяжении 10 лет, а потом проект свернули.

Спустя почти год после взрыва шаттла Columbia президент Джордж Буш-младший объявил, что программа по разработке космического корабля будет закрыта сразу же по завершении строительства Международной космической станции в 2010 году, однако работы закончились лишь в 2011-м. Чтобы осуществить проект, для поставки оборудования и комплектующих станции NASA пригласило сторонние компании. К тому моменту об HL-20 все уже позабыли, и прототип собирал пыль на складе в Лэнгли, что в штате Виргиния. В 2006 году, надеясь запустить аппарат в космос, права на него выкупил стартап SpaceDev.

Но затея оказалась слишком дорогой, и в том же году NASA отказалось финансировать проект. И тут появляется Sierra Nevada, находящаяся в постоянных поисках перспективных компаний для поглощения. Скотт Тиббиттс, в 2006 году продавший свою инженерную фирму по космическим разработкам Starsys Research компании SpaceDev, отлично помнит сложившуюся ситуацию: «Sierra Nevada имела большой успех в области разработок военно-промышленного комплекса, но хотела также вырваться в космос, а денег у нее было хоть отбавляй».

Вскоре Озмены выделили огромную долю времени и денег на челнок Dream Chaser. Один из бывших сотрудников их компании утверждает: «Было совершенно ясно, что космические разработки стали для них основным приоритетом».

Эрен Озмен выросла в крупном турецком городе Диярбакыр, стоящем на берегах реки Тигр. Девушка обожала читать и усердно училась. Ее родители работали санитарами, понимали важность образования и всячески поощряли стремление своих четырех дочерей к учебе. В студенческие годы в Университете Анкары Эрен изучала журналистику и связи с общественностью, успевая при этом работать на полную ставку в банке. Свободное время у нее выдавалось редко, и его она полностью посвящала изучению английского.

В 1980 году на последнем курсе она познакомилась с Фатихом Озменом. Он был чемпионом Турции по велоспорту, только что окончил тот же самый университет с дипломом инженера-электрика и планировал поступать в магистратуру в Университете Рино в Неваде. В 1981 году Эрен тоже отправилась в США и продолжила совершенствовать английский в Калифорнийском университете в Беркли. Она снова начала общаться с Фатихом и по его совету подала заявку на программу магистра делового администрирования в Университете Рино. Когда Эрен приехала в студенческий городок, молодые люди стали лучшими друзьями.

Вскоре они заключили сделку: так как Эрен хорошо готовила, она стала делать домашнюю еду для Фатиха, а тот помогал ей в освоении статистики, с которой дела у нее шли не очень. Договорившись об этом, они стали жить в одной комнате. Оба говорят, что даже не думали встречаться. Эрен вспоминает: «Это скорее нужно было для выживания».

А выживать действительно приходилось. Эрен знала: для того, чтобы получить в Америке работу, ей нужно получать наивысшие оценки. Денег у нее совсем не было, и она находила разные подработки в студгородке: продавала в местной кондитерской лавке пахлаву собственного приготовления, а по ночам прибиралась в здании компании Sierra Nevada.

Получив в 1985 году степень магистра делового администрирования, Озмен стала специалистом по финансовой отчетности в компании, производящей оросительное оборудование, в соседнем городе Карсон-Сити. Начав работать там, она увидела, что вручную финансовые отчеты можно готовить не меньше нескольких недель. В школе она пользовалась компьютерами и понимала, что автоматизация резко сократит весь процесс до пары часов. Она спросила руководителя, может ли компания купить компьютер, но дорогостоящую покупку не одобрили. Поэтому Эрен с первой зарплаты купила ноутбук HP и пришла с ним на работу. Как она и предсказывала, отчеты были готовы уже через несколько часов, и ее сразу же повысили.

В 1988 году компанию продали, а сама Эрен осталась без работы. Фатих уже был ее мужем. Он работал в Sierra Nevada с 1981 года, сначала как стажер, а позже как штатный инженер. Оказалось, что в его компании отчеты до сих пор составлялись вручную. Поэтому женщина взяла свой компьютер и начала на предприятии мужа процесс автоматизации.

Вскоре после этого однажды вечером Озмен поняла, что Sierra Nevada вот-вот потерпит крах. В этой небольшой оборонной фирме, изначально производившей системы для посадки самолетов, полагали, что на общие издержки и административные расходы приходится всего 10% доходов, но по подсчетам Эрен этот показатель достигал целых 30%. Такими темпами компании оставалось не больше нескольких месяцев. Плохую новость женщина сообщила начальнику, но тот и слушать ничего не хотел. Поэтому она отправилась непосредственно к владельцам компании. Узнав о положении дел, они пришли в замешательство. По совету Эрен компания приостановила выдачу зарплат до заключения нового контракта, это затянулось на три долгих месяца, и все это время сотрудникам для оплаты своих расходов приходилось брать деньги в долг. Эрен рассказывает: «Для нас тот период был будто крушение «Титаника». Мы с нетерпением ждали нового контракта, но до конца так и не знали, выплывем или нет».

Новый заказ все-таки появился, но даже два года спустя Sierra Nevada по-прежнему жила от контракта до контракта. Однажды, когда женщина была на последнем месяце беременности первым ребенком, ей позвонили. Государственное управление финансового контроля следившее за отчетностью компании, объявило предприятие банкротом, и поэтому оно также было признано неспособным выполнять обязательства по новому договору. Эрен дозвонилась напрямую до аудитора (его имя она помнит до сих пор) и сказала ему, что он сделал ошибку в расчетах. Позднее он признал, что Озмен была права и что ему нужно было освежить свои навыки бухгалтерского учета. Однако отчет к тому времени уже отдали на дальнейшее рассмотрение. Вскоре у женщины начались схватки, а через неделю она вернулась на работу вместе с малышом.

В последующие годы особых успехов компания так и не добилась. В 1994 году супруги взяли кредит под залог собственного дома, чтобы выкупить Sierra Nevada. Эрен устала от того, как предприятием управляют инженеры и как компания выходит из одного финансового кризиса и тут же погружается в новый. Женщина решила, что она и ее муж смогут управлять компанией намного лучше.

Для того, чтобы привести дела предприятия в порядок, новым хозяевам понадобилось пять лет, на протяжении которых Эрен скрупулезно рассчитывала все траты и доходы. Том Галлигани, работавший в компании в 1990-х, отлично помнит, чего стоило вдохнуть в фирму новую жизнь: «Я точно могу сказать, что дела не шли как по маслу и было много трудностей. За каждым аспектом работы приходилось тщательно следить». В те годы Эрен была главным финансовым директором предприятия, а сегодня является председателем совета директоров и президентом. Фатих стал генеральным директором и бросил все силы на установление контактов с правительственными ведомствами и на развитие новых продуктов. Также он начал искать компании для поглощения.

В лучах закатывающегося за Скалистые горы солнца Эрен, сидящая с бокалом мерло за столиком дорогого итальянского ресторана Via Toscana в пригороде Денвера, довольно необычными формулировками объясняет свой подход к приобретению компаний: «Наши сотрудники выходят на охоту и приносят мне огромного медведя — еще живого, и говорят: «Теперь дело за вами, сдирайте шкуру и приводите ее в подобающий вид». Сидящий рядом Фатих подхватывает: «Обычно при этом всегда много криков и даже крови».

Фатих и его подчиненные ищут компании, у которых есть какой-либо многообещающий продукт или технология. Отыскав потенциальную жертву, они наносят решающий удар. Супруг отмечает: «Ни одно из 19 предприятий, которые мы приобрели, владельцы изначально продавать не собирались».

Эрен продолжает: «Первым делом с медведем нужно установить доверительные отношения. Каждая фирма, купленная нами, к сегодняшнему дню выросла в десять раз». На протяжении многих лет Sierra Nevada поглощала компании самой разнообразной специфики, от производителей беспилотных воздушных систем до разработчиков высокозащищенных каналов связи.

Первым приобретением для фирмы Озменов в 1998 году стала компания Advanced Contermeasure Systems, производившая оборудование для защиты солдат от самодельных взрывных устройств. По словам предпринимательницы, доходы купленного предприятия с тех пор выросли с $3 млн до $60 млн. Потенциальная покупка становится для Sierra Nevada еще интереснее, если, как и Advanced Countermeasure Systems, фирма имеет соглашения с военными структурами на внеконкурсной основе, то есть если государство поручает ей заказы без проведения открытого конкурса в силу крайне узкой специфики контракта и высокой квалификации подрядчика. В прошлом году львиная доля всех контрактов Sierra Nevada с государством на общую сумму $1,3 млрд приходилась именно на такие проекты.

Основная статья доходов для компании Озменов — интеграция авиационных систем или, другими словами, внедрение новых алгоритмов и механизмов работы в существующие модели самолетов. Обновление аппаратной базы производится в более чем десяти ангарах предприятия в городе Сентенниал в штате Колорадо. Зачастую процесс предполагает оснащение обычных пассажирских самолетов до уровня высокотехнологичных военных машин: устанавливается боевая техника, камеры, датчики, навигационное оборудование и системы связи.

Тако Гилберт, генерал в отставке, числящийся в штате компании, поясняет: «По сути мы берем готовый самолет чужого производства и делаем его еще лучше». В частности, инженеры Sierra Nevada взяли популярный гражданский самолет PC-12 (на котором, по словам Гилберта, «любят летать врачи и адвокаты») и модифицировали его таким образом, чтобы отряды специального назначения в Афганистане могли за считаные минуты переключаться с наблюдения за группировкой «Талибан» на проведение экстренной эвакуации раненых. Предприятие также продало Погранично-таможенной службе США комплекс сверхтихих и почти незаметных на радарах самолетов для слежки за наркоторговцами. Кроме того, в 2017 году во время лесных пожаров в Калифорнии пожаротушителям помогал самолет Sierra Nevada, оборудованный температурными датчиками, тепловой камерой и системой ночного видения.

Но компанию турецких иммигрантов отличает не только готовность оказывать поддержку — важную роль играет и ценовая политика. Чета предпринимателей переиначила принцип 80/20 на собственный лад: Sierra Nevada делает все возможное для того, чтобы предоставить 80% решения задачи за 20% стоимости и времени. Другими словами, «очень хорошо» оказывается лучше идеала, особенно если это означает низкую цену и высокую степень оперативности. Чтобы оставаться надежным подрядчиком, фирма тратит 20% дохода на научные исследования и разработки и поэтому все время находит способы совершенствования устаревающего парка летательных аппаратов за меньшую стоимость.

Питер Армент, аналитик аэрокосмической отрасли в финансовой корпорации R.W. Baird, раскрывает секрет успеха Озменов: «Все это и позволяет им бороться с игроками более крупной весовой категории и оставлять их далеко позади».

Эрен отмечает: «Конечно, можно обратиться к таким авиапроизводителям, как Boeing или Lockheed, потратить огромные деньги, а потом ждать пять-десять лет. А можно обратиться к нам и получить результат немедленно».

Помимо $300 млн, потраченных на разработку оригинального шаттла Dream Chaser, компания выделила $200 млн на грузовую модификацию судна и до момента запуска намерена вложить в ее разработку еще $500 млн.

В Sierra Nevada надеются, что весь процесс пойдет гладко, ведь окупить затраченные средства можно будет только так. Предприятие получило от NASA уже $500 млн за успешное рассмотрение проектной документации Dream Chaser и проведенные еще до свертывания проекта тестовые полеты судна с экипажем на борту (технические характеристики космических кораблей нового и первого поколений совпадают на 80%).

Сегодня Эрен с нетерпением ожидает, когда компания получит долгожданное вознаграждение за отправку Dream Chaser в космос, — ожидание настолько же волнующее, как тогда в 1989 году, когда все ждали компенсации средств зарплатного фонда для сотрудников. Запуск летательного аппарата назначен на сентябрь 2020 года, через 11 месяцев после запуска конкурентного шаттла Cygnus от Obrital ATK (октябрь 2019 года) и через месяц после пуска ракеты Dragon 2 от SpaceX. Если космический корабль примет участие в шести миссиях к МКС до 2024 года, Sierra Nevada станет богаче на $1,8 млрд.

Предпринимательница ясно осознает риск того, что что-то может пойти не так. Но чувства иммигрантского патриотизма ей не занимать: она говорит, насколько для нее большая честь способствовать восстановлению лидерства Соединенных Штатов в космосе. Озмен также убеждена, что другие частные компании тоже могут помочь государству сэкономить на дорогих технологиях: «С учетом наших возможностей сделать космос более доступным, инновации и помощь государству должны исходить в том числе и от частных компаний».

Перевод Антона Бундина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here