Как вкладывать деньги. «Инвестирую в то, что приносит людям пользу»

0
24

Как вкладывать деньги. «Инвестирую в то, что приносит людям пользу»

За 15 лет в венчурном бизнесе Максим Шеховцов участвовал в десятках проектов, фондов и компаний. Какие правила инвестирования он использует?

Управляющий партнер Genezis Technology Capital Максим Шеховцов окончил школу в Старом Осколе, и его физико-­математический класс регулярно поставлял победителей и призеров всероссийских и областных олимпиад. Шеховцов входил в число активных олимпиадников, еще он окончил заочную школу Московского физико-технического института (МФТИ) и стал по итогам 1993 года лучшим ее учеником. Однако поступать в Физтех, как многие его одноклассники, будущий финансист не стал: в начале 1990-х наступили голодные времена, и он пошел в Финансовую академию.

Учиться финансовому менеджменту было легче, чем общей физике и математическим дисциплинам, и Шеховцов с первых курсов начал подрабатывать. В 1996 году он на лето устроился в бэк-офис компании «Центринвест Секьюритиз», а на втором курсе стал специалистом банка ING Barings. Шеховцов закрепился в департаменте инвестбанкинга с отличной по тем временам зарплатой $1200, но проработать в ING Barings удалось лишь полгода — все карты спутал кризис 1998 года. Шеховцова, как и многих сотрудников банка, сократили, выплатив, правда, в качестве выходного пособия семь окладов.

На последних курсах академии Шеховцов прочитал книгу Билла Гейтса про становление Microsoft и заинтересовался технологическим бизнесом. В 2001 году он с приятелем организовал собственную компанию Innovative Power. Идея бизнеса была простой — найти ученых в научных центрах, таких как Троицк, Дубна или Бауманка, и привлечь финансирование для их недооцененных технологий. С задачей поиска ученых Шеховцов быстро справился и раздал им несколько тысяч долларов, но коммерческого результата не было. Шеховцов признает, что был тогда наивен: «Ученые меняют мир, им нельзя давать деньги для развития бизнеса. Надо идти от предпринимателя».

Закрыв этот проект, он устроился в 2003 году советником по инновациям и венчурным проектам в компанию «РТИ-Системы», которая входила в АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Шеховцов предложил вложить несколько миллионов долларов в корпоративные технопарки в Сарове и Дубне, организовал Центр коммерциализации технологий в Бауманке, подписал первое соглашение о государственно-частном партнерстве АФК «Система» с Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере — было запущено семь стартапов, некоторые интегрировались в АФК «Система». Впоследствии компания Евтушенкова создала свой корпоративный венчурный фонд «Система Венчур», руководить им пригласили приятеля Евтушенкова, бывшего главу НИИ стали Дмитрия Рототаева, а Шеховцов стал одним из его замов.

В 2005 году венчурный бизнес в России получил, казалось бы, новое развитие и господдержку. Тогда Мин­экономразвития во главе с Германом Грефом создавало базу для развития венчурных проектов, и в итоге была основана Российская венчурная компания (РВК). Греф использовал опыт израильской программы «Йозма» (на иврите — «инициатива»), ее основатель Игал Эрлих даже был приглашен в совет директоров РВК. С 1991 по 2000 год «Йозма» помогла увеличить вложения в венчурный капитал Израиля в 60 раз, с $58 млн до $3,3 млрд, было создано около 800 компаний. Израиль занял первое место в мире по расходам на исследования и разработки (R&D) в процентах от ВВП, сотни израильских технологических компаний стали торговаться на биржах США или были проданы стратегическим инвесторам за миллиарды долларов.

В России попытку повторить успех Израиля предприняли через выделение средств на конкурсах. Фонд Евтушенкова «Система Венчур» выиграл первый конкурс Минэкономразвития на право управления региональными фондами венчурных инвестиций, после чего был создан ЗПИФ «Региональный венчурный фонд инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере города Москвы» с активами 800 млн рублей, управляла им «Альянс Росно Управление Активами» (совместное предприятие АФК «Система» и немецкого финансового конгломерата Allianz). Половину средств вложили федеральные и московские власти, вторую половину — АФК «Система». Фонд инвестировал в первый на тот момент в России онлайн-кинотеатр Tvigle, производителя софта для защиты от утечек информации SearchIform и компанию по инновационной сейсморазведке «Сейсмошельф».

Но проекты фонда «Система Венчур», где работал Шеховцов, едва начавшись, чуть сразу же и не завершились. В конце 2006 года он узнал из утренней газеты, что АФК «Система» продала свой пакет страховой компании «Росно» немецкому Allianz за $650 млн. «Альянс Росно Управление Активами» стала дочерней компанией Allianz, а про венчурные фонды никто и не вспомнил. После сложных переговоров Шеховцов сам перешел в эту управляющую компанию и набрал новых сотрудников, в их числе оказались будущий основатель крупнейшего продавца онлайн-путевок Onlinetours Константин Победкин и Александр Савченков, основавший крупного игрока на рынке лидогенерации CityAds. Новая команда выиграла еще несколько государственных конкурсов на создание венчурных фондов совместно с властями Перми и Мордовии и федерального фонда с РВК.

Кризис 2008–2009 годов сильно ударил по рынку коллективных инвестиций. Активы под управлением «Альянс Росно Управление Активами» упали с $1 млрд до $300 млн. При этом венчурный бизнес в кризис выглядел превосходно — активы не падали, доходы венчурного подразделения (около $4 млн в год) составляли значительную долю доходов «Альянс Росно Управление Активами». Несмотря на успехи Шеховцова и его команды, руководство компании отказалось выплачивать им установленную контрактом компенсацию. Конфликт обострялся, в 2011 году венчурный департамент был упразднен, и команда Шеховцова уволилась.

В 2012-м Шеховцов вместе с друзьями запустил один из первых в Европе частных акселераторов TexDrive, купив франшизу американского акселератора TechStars. Шеховцов собрал $600 000 в проекты на ранних стадиях. Сейчас он говорит, что частный акселератор оказался не самым удачным инструментом финансирования посевных проектов — ведь нужно было инвестировать много и часто, что может себе позволить только государство. Кроме того, большое количество проектов не позволяет глубоко погрузиться в каждый из них, что противоречило принципам Шеховцова: венчурный инвестор глубоко погружается в бизнес вместе с основателями на самой ранней стадии. Например, один из предпринимателей за два месяца забрал себе выделенные ему акселератором $25 000. Но SiteSecure — другой проект TexDrive в области кибербез­опасности — принес за несколько лет 50% годовых.

Как вкладывать деньги. «Инвестирую в то, что приносит людям пользу»

В 2014 году Шеховцов открыл инвестфонд Genezis Technology Capital. Но старт не задался — Шеховцов, как и многие другие финансисты, завяз в кипрском Bank of Cyprus. Из банка удалось вытащить больше половины денег первого фонда под управлением Genezis Technology Capital, после чего инвесторы попросили вернуть средства. Шеховцову пришлось с чистого листа запускать новый фонд, который инвестировал в проект Puzzle-English (изучение английского языка онлайн). Шеховцов привлек к этому проекту фонд SOLventures основателя портала Delivery Club Левона Оганесяна. И Puzzle-English стал лидером в нише онлайн-сервисов изучения языков — у него 5 млн пользователей. Шеховцов утверждает, что конверсия у проекта самая высокая на рынке — 5%, компания растет и осваивает новые рынки. Проект приносит стабильный доход, и продавать свою долю Шеховцов не спешит, хотя предложения, по его словам, регулярно поступают.

Позже Genezis Technology Capital вложился в несколько других компаний — с фокусом на искусственный интеллект и робототехнику, таких, например, как EywaKitchen.com, проект искусственного интеллекта на кухне: с помощью голоса он помогает управлять встроенной бытовой техникой и предметами интерьера, подсказывает рецепты приготовления блюд. У проекта уже есть первые заказы на устройства, с компанией сотрудничают Google и «Яндекс».

Большая часть инвестиций сугубо промышленные. Фонд, например, вложился в Aripix Robotics. В числе основателей компании, помимо самого Шеховцова, инженер из Nokia-Siemens и Huawei Андрей Спиридонов и старый друг Шеховцова Дмитрий Симоненко, стоявший у истоков создания софтверной компании Parallels, продающей облачные решения. С Симоненко Шеховцов провел одну из лучших своих сделок. Он был первым инвестором в ирландской Innаlabs, специализирующейся на разработке гироскопов, клиентами Innаlabs являются более 200 компаний по всему миру, включая Boeing, SpaceX, Google. Среди других инвесторов Innalabs основатель венчурного фонда Sequoia Capital Билл Ньютон (через фонд Cyber Air), а также основатель HeadHunter Юрий Вировец. Оценка Innаlabs — около $100 млн.

Более чем за 15 лет работы Шеховцов сформировал собственный подход к инвестициям: он вкладывает до $500 000, предпочитает быть первым инвестором или даже сооснователем, участвует в построении бизнес-модели и продукта, помогает формировать команду. Он говорит, что ему всегда импонировали подходы гиганта Sequoia Capital (один из первых инвесторов Apple). Управляющие этой компании сидят в скромном офисе, но фонд стал самым доходным в венчурной отрасли за всю историю.

«Инвестирую в то, что приносит людям пользу, поэтому у нас не будет вложений, например, в азартные игры. Входя в проект на горизонте трех-семи лет, мы рассчитываем не меньше, чем на 20–50х», — рассказывает Шеховцов. По его словам, сегодня большую возможность дает девальвация рубля — команды программистов из России стоят меньше, чем один IT-специалист в Калифорнии. Поэтому инвестиции в компании с разработкой в России и странах бывшего СССР и возможностью масштабирования на другие рынки Шеховцов считает наиболее перспективными. Под его под управлением сейчас более $50 млн. Плата за управление и за успех стандартная для рынка, она составляет 2% и 20% соответственно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here