Загадка Бэнкси. Как авторское право оказывается бессильным

0
55

Загадка Бэнкси. Как авторское право оказывается бессильным
Открытие выставки стрит-арт художника Бэнкси в ЦДХ

Британский уличный художник Бэнкси утверждает, что выставка в ЦДХ не имеет к нему никакого отношения. Его удивление вполне понятно: сам художник принципиально не берет с людей деньги за просмотр своих работ, допуская только добровольные пожертвования, а российские организаторы, по оценкам СМИ, получат от выставки доход в размере 180 млн рублей

Большой красный плакат, приглашающий на выставку работ британского уличного художника Бэнкси, висел на московском Центральном доме художника с начала лета. И только в середине августа, незадолго до закрытия экспозиции, разразился крупный скандал: оказалось, что Бэнкси и слышать ничего не слышал о том, что в Москве демонстрируют его работы. Организаторы выставки сделали вполне оправданную ставку на то, что британский художник не будет предъявлять им претензии. И даже несмотря на то, что авторские права все-таки были нарушены, судебные разбирательства им вряд ли грозят.

Лучше не связываться

Бэнкси, как стало известно из скриншота его переписки с одним из поклонников в Instagram, утверждает, что московская выставка не имеет к нему никакого отношения. Его удивление вполне понятно: сам художник принципиально не берет с людей деньги за просмотр своих работ, допуская только добровольные пожертвования, а российские организаторы, по оценкам СМИ, получат от выставки доход в размере 180 млн рублей.

Но никаких мер для защиты своих прав художник предпринимать не намерен. Своему поклоннику Бэнкси иронично ответил, что он, пожалуй, не является подходящим человеком для жалоб о размещении картин без разрешения. Публикация этой переписки навредить организаторам также не смогла — дополнительный инфоповод перед закрытием и без того самой успешной выставки Бэнкси пошел только на пользу.

Организаторы московской выставки подтверждают, что даже не пытались связаться с Бэнкси — якобы «решили не обострять и без того не очень понятные отношения с художником, потому что, несмотря на то, что никто не знает, кто он, у него довольно серьезная команда профессионалов, которая это все отслеживает». Они легко могли предвидеть, что сам Бэнкси не будет предъявлять им претензии, учитывая характер его творчества и позицию, неоднократно заявляемую по поводу других выставок. Да и «серьезной команде профессионалов» отстаивать права будет непросто.

Без согласия нет права

Организаторы уверены, что не нарушили ничьих прав, поскольку на выставке представлены исключительно авторизованные работы, то есть копии оригиналов, изготовленные самим автором (для настенных граффити изготовление таких копий является обычной практикой). Авторизованные работы Бэнкси действительно выставляются по всему миру. Бывшие сподвижники художника, получившие копии его работ, создают целые музеи, вход в которые далеко не бесплатный (например, в Канаде заплатить придется $32, то есть более 1500 рублей).

Гражданский кодекс Российской Федерации признает за правообладателем произведения исключительное право на его использование. Первоначальным правообладателем, по общему правилу, признается автор — то есть лицо, творческим трудом которого создано произведение. Однако права на произведения могут быть отчуждены третьими лицами. На это и ссылаются организаторы московской выставки Бэнкси, утверждая, что приобрели работы или экземпляры работ, уже отчужденные когда-то автором, и теперь художник не может контролировать, где и на каких условиях осуществляется показ его работ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1291 Гражданского кодекса «приобретатель без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты ему вознаграждения вправе демонстрировать приобретенный в собственность оригинал произведения и воспроизводить его в каталогах выставок и в изданиях, посвященных его коллекции, а также передавать оригинал произведения для демонстрации на выставках, организуемых другими лицами». То есть некое лицо, владеющее оригиналом (или авторизованной автором копией) произведения Бэнкси, не получает на него исключительное право. Этот человек не может разрешать или запрещать переработку произведения, распространять его копии, но имеет полное право выставлять работу или передавать оригинал другим лицам для демонстрации на выставках.

Но проблема в том, что в Центральном доме художника были не только работы, о которых известно, кем они предоставлены. На выставке также демонстрировались проекции изображений, оставленных Бэнкси на стенах, посетителей встречал фильм о художнике, в котором были показаны некоторые его работы. Имели ли организаторы выставки право на это?

Гражданский Кодекс говорит, что публичный показ произведения является одним из способов его использования. То есть Бэнкси, который размещает свои граффити на стенах домов — в доступных для широкой публики местах, с точки зрения интеллектуальной собственности реализует свое исключительное право на публичный показ произведения. Означает ли это, что автор лишается своего права на произведение и любое лицо может использовать его работы для организации выставок по всему миру? Вовсе нет. Использовать такие произведения свободно, без согласия правообладателя, в коммерческих целях Гражданский кодекс запрещает.

Получается, что организаторы московской выставки могли экспонировать авторизованные работы Бэнкси, но не имели права использовать фотографии иных работ для создания проекций и фильмов к выставке. Такие действия уже являются нарушением исключительного права автора. Для всего этого требуется дополнительное разрешение автора, которого Бэнкси не давал.

Суда не будет

Бэнкси или его «команда профессионалов» могли бы подать в суд на организаторов московской выставки. И не только из-за показа неавторизованных произведений. Есть еще один щекотливый нюанс: работы Бэнкси были также представлены на баннере выставки, который содержал и рекламу спонсоров, крупного мобильного оператора, радиостанции и солидного разработчика программного обеспечения. А это уже явно лежит за рамками того объема правомочий, который предоставляется собственнику оригинала произведения статьей 1291 ГК РФ (демонстрация на выставках).

В суде Бэнкси мог бы требовать запрета выставки, а также материальной компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая обычно взимается за предоставление картин для показа на выставке. Шансы получить приличную компенсацию (порядка 360 млн рублей), а также добиться запрета на показ работ (это особенно актуально, если учесть, что после Москвы организаторы собираются провести выставку в Санкт-Петербурге, а потом во Франции, Италии, Испании и Мексике) у автора неплохие.

Вот только суд вряд ли состоится, поскольку подавать иск попросту некому. Сам Бэнкси — личность полумифическая, мы даже не можем быть уверены, что все произведения под его авторством действительно написаны одним человеком. Раскрывать свое инкогнито из-за выставки, о которой и узнал-то случайно, — это уж слишком. Команде профессионалов, которая якобы собрана вокруг художника, судиться тоже будет непросто. Им придется как-то доказывать, что они представляют автора работ, а сделать это практически невозможно, даже раскрыв личность художника. Тем более, что Бэнкси далеко не всегда оставляет свою подпись под работами.

Вероятнее всего, и организаторы, и спонсоры московской выставки прекрасно понимают, что они нарушают авторские права Бэнкси. Да и с этической точки зрения ситуация выглядит некрасиво — ничто не мешало соблюсти как минимум формальную вежливость и связаться с художником или его командой профессионалов. Последующие резкие заявления продюсеров и попытка «гордиться» тем, что выставку упомянул сам Бэнкси, тоже очков организаторам не добавляют. Но они прекрасно понимают — в суд на них никто не подаст и материальной компенсации не потребует. А против людей, которых только это и может сдерживать, в подобных ситуациях авторское право, увы, бессильно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here