Деньги под лупой: кому нужна новая амнистия капитала

0
115

Деньги под лупой: кому нужна новая амнистия капитала

Объявленная российским правительством амнистия капитала истекает через полгода – в феврале 2019 года. Многие ли ею воспользуются в условиях ухудшения отношений России с Западом и росте требовательности иностранных банков?

Санкции — не главная причина изменившегося отношения россиян к возвращению капиталов на родину. Новая эпоха полной финансовой прозрачности в мире фактически наступила четыре года назад с появлением общего стандарта отчетности (CRS), который был разработан по запросу G20 и одобрен советом Организации стран по экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Тогда многие эксперты скептически оценивали возможность исполнения новых правил из-за множества технический сложностей, однако практически все страны, включая Россию, начали создавать правовую базу для их внедрения. Долгое время никто не верил, что страны-лидеры направления private banking — Швейцария, Лихтенштейн, Сингапур и Гонконг — будут готовы обмениваться финансовой информацией с Россией. Так, например, сотрудник крупнейшего банка одной из этих стран в 2016 году говорил, что в их стране по вопросам CRS не сделано ничего, а подписание такого соглашения с Россией на фоне конфликта вокруг Украины — это и вовсе неактуальный вопрос. Примерно то же самое говорили представители других банков, ссылаясь на невозможность обработки огромного массива данных и нежелание обмена информацией непосредственно с Россией по причине недоверия к системе конфиденциальности хранения передаваемой финансовой информации. Тем не менее, в воздухе витало ощущение, что скоро все изменится. И многое действительно поменялось.

Россия к этапу финансовой прозрачности начала готовиться очень активно. В 2015 году была разработана программа амнистии капитала, которая закончилась 30 июня 2016 года. Но тогда бизнес не спешил воспользоваться этой возможностью. Кто-то из владельцев капитала проигнорировал амнистию, кто-то наблюдал и ничего не предпринимал до поры до времени, а некоторые стали активнее уводить свой бизнес в тень, меняя место жительства, налоговое резидентство, паспорт или проводя полную реорганизацию бизнеса.

Правительствам тем временем удалось быстро договорится друг с другом об обмене налоговыми данными. Отговорки банков о сложности обмена большими данными никого не волновали. Банки стали сильно наращивать расходы и резко расширять контролирующие департаменты, которые впоследствии начали внедрять все более сложные процедуры для ведения уже существующих клиентов. Доходило до того, что некоторых очень давних и крупных клиентов попросту начали вытеснять из банков. В некоторых случаях дело доходило до абсурда, с чем соглашались и просто разводили руками даже сами банкиры.

В 2016 году скандал вокруг утечки базы данных клиентов крупнейшего офшорного провайдера юридических услуг Mossack Fonseca дал импульс странам Карибского бассейна присоединиться к CRS. Пытаясь сохранить хорошую репутацию и клиентов, практически все классические офшоры объявили о готовности работать по новым правилам CRS. В итоге сегодня мы пришли к тому, что в рамках соглашения об автоматическом обмене финансовой информацией между более чем 100 странами, к которому присоединилась и Россия, налоговые органы получили доступ к данным о финансовых счетах россиян за рубежом.

Новая реальность

Отношение многих россиян к офшорам, которые они предпочитали в бизнесе раньше, из-за произошедших в мировой практике правил также поменялась. Всем ясно: рано или поздно финансовый мир станет практически полностью прозрачным. Менять налоговое резидентство стало слишком обременительно из-за дороговизны процедур. Совсем уехать из России для многих практически невозможно — здесь находятся и бизнес, и круг общения, и родственники. К тем, кто хотел считаться уехавшим из России по формальным признакам, банки предъявили слишком высокие требования, исполнить которые зачастую клиентам невозможно. Поэтому многим пришлось воспользоваться амнистией, чтобы не потерять 70-100% капиталов из-за штрафов за нарушение валютного законодательства. А к тому же российское правительство предложило упростить налоги на доходы, которые удалось заработать в период отсутствия новых правил для контролируемых иностранных компаний. Многие поняли, что российское налоговое резидентство — это удобная и знакомая налоговая гавань, где можно одномоментно обелить капиталы. К тому же в России налоги не столь высоки по сравнению с большинством европейских стран. Многие предприниматели даже обрадовались новым возможностям: амнистия позволяет закрыть все вопросы перед налоговым законодательством в России и одновременно избежать всех неприятных процедур в зарубежных банках.

Стоит ли амнистироваться?

Первого марта 2018 года в России начался дополнительный этап налоговой амнистии капиталов в соответствии с федеральными законами о добровольном декларировании физлицами активов и счетов за рубежом. Суть ее заключается в том, что гражданин сообщает государству о своих зарубежных доходах и активах, а государство взамен не спрашивает его об источнике средств приобретения этих активов и освобождает его от налоговой, административной и уголовной ответственности по ряду статей УК.

Новый порядок амнистии стал мягче, чем его предыдущая версия. В нем указано, что требований по репатриации задекларированных активов в Россию нет (если только активы не находятся в стране из «черного списка» российского Минфина). Владельцам достаточно сообщить налоговым органам, что у них есть банковский счет за рубежом, незадекларированный доход или компания. Есть также еще один подарок от государства: одновременно со вторым этапом амнистии можно ликвидировать контролируемые иностранные компании (КИК), и без налоговых последствий перевести на себя их имущество, включая денежные средства (деньги ранее были исключением).

Срок участия в амнистии истекает через полгода — 28 февраля 2019 года. Пока не ясно, сколько россиян воспользуются этой возможностью. Предыдущая амнистия капитала не пользовалась популярностью: по официальным данным, тогда бизнесмены подали чуть больше 7 000 деклараций. Текущая амнистия может стать более массовой по нескольким причинам.

Можно выделить несколько категорий лиц, которые могут воспользоваться этой возможностью:

Бизнесмены, очень заботящиеся о своей репутации, которые ведут максимально законопослушный порядочный образ жизни и новые правила воспринимают так, как они написаны. Сюда же можно отнести обычных граждан, которые ранее боялись российского законодательства как «кнута». В кабинетах налоговых органов мы наблюдали большое число людей с огромными папками документов. Это были даже не обладатели элитной зарубежной недвижимости, на которых нацелились российские госорганы, а обычные граждане, спешившие задекларировать даже крохотные квартирки в Черногории, Болгарии или пустые счета в этих же странах, в чем, скорее всего, даже не было необходимости.

Предприниматели, которые ранее не осознавали, что подпадают под огромные штрафы. Например, если человек несколько лет назад официально со счета в российском банке купил недвижимость в Европе, затем продал ее, получив деньги от покупателя на счет в зарубежном банке, но не уплатил налоги в России. Вот это нарушение, за которое российское законодательство подразумевало штраф до 100% от суммы. Есть еще пример. Чтобы вывести средства на свой зарубежный счет из России, необходимо задекларировать его в российской налоговой инспекции. Многие так и делали. Но когда деньги оказывались на счетах, например, в Швейцарии, private-банкиры активно призывали их к тому, что средства должны приносить доход, и предлагали заключать мандаты на управление активами. Управление подразумевает покупку и продажу ценных бумаг. До 1 января 2018 года зачисление средств на свой зарубежный счет от продажи ценных бумаг было запрещенной операцией — и опять штраф до 100% от суммы платежа. С этого года дали послабление, но опять-таки надо внимательно разбираться с составом портфеля: не все инструменты разрешены.

Акционеры контролируемых иностранных компаний (КИК). До начала 2015 года в России отсутствовало законодательство о контролируемых иностранных компаниях (КИК). Суть правил состоит в налогообложении нераспределенной прибыли иностранных компаний (структур) на уровне российских акционеров – контролирующих лиц. Ранее бизнесмены открывали офшорные компании, которые выступали в качестве контрагентов по различным сделкам, и вся прибыль оседала на счетах в зарубежных банках, открытых на эти офшоры. Им казалось, что здесь нет никакого нарушения, т.к. они не имеют никаких доходов лично на себя. «Когда я выплачу себе дивиденды, тогда и заплачу полагающиеся 13%», — размышляли бенефициары компаний. Теперь правила изменились: такие офшоры считаются не компаниями, а их имитацией. Дополнительно выяснилось, что несмотря на то, что компания зарегистрирована в офшоре, вся ее деятельность осуществляется не из ее офиса, а по месту пребывания контролирующего саму компанию и ее счет в банке лица. Тогда и налоговое резидентство этой компании должно быть тоже здесь же. Амнистия капиталов оказалась прекрасной возможностью без уплаты налогов спустить всю накопленную прибыль таких компаний на уровень собственника.

Хотим мы этого или нет, но финансовый мир действительно становится прозрачным. Идет новый виток в эволюции бизнес-процессов. Финансовые власти предпринимают усилия, направленные на повышение эффективности сбора налогов и борьбу с теневым денежным оборотом. Чем закончится противостояние правительств и бизнеса, пока не ясно: будет ли побеждена серая часть финансового мира, или она найдет новые способы оптимизации налогов? Из-за появления криптовалют многим стало труднее работать с привычными для бизнеса инструментами. А новые правила контроля за капиталом легли на плечи банков, которые пока сами до конца не понимают, как себя вести и насколько сильно следует закручивать гайки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here