ВТБ мог тайно профинансировать продажу доли в «Роснефти»

0
11

ВТБ мог тайно профинансировать продажу доли в «Роснефти»

Источники агентства Reuters рассказали, что продажа 14,2% «Роснефти» катарскому фонду QIA была проведена не за счет иностранных инвесторов, а благодаря кредиту на $6 млрд, предоставленному российским госбанком

ВТБ тайно прокредитовал катарский суверенный инвестфонд QIA на покупку 14,2% в «Роснефти» в этом году. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на девять осведомленных источников, из которых четыре были прямо связаны с подготовкой кредита. Пять источников агентства утверждают, что речь шла примерно о $6 млрд.

Агентство приводит также информацию, размещенную на сайте Банка России. Из отчетности ВТБ за сентябрь следует что госбанк одолжил неназванным иностранным заемщикам 434 млрд рублей ($6,7 млрд) на срок до трех лет, заняв перед этим у ЦБ 350 млрд рублей. Опубликованные 8 ноября финансовые результаты ВТБ говорят о том, что в третьем квартале 2018 года объем кредитов 10 крупнейшим заемщикам банка вырос на 403 млрд рублей (почти $6 млрд).

В ВТБ отказались комментировать агентству эти транзакции, подчеркнув, что банк не выдавал кредитов катарскому фонду: «ВТБ не выделял и не планирует выделять кредит QIA на финансирование приобретения».

Запросы Reuters в Кремль и «Роснефть» остались без ответа. В QIA от комментариев отказались.

До того, как катарский фонд в мае согласился купить 14,2% в российской нефтяной компании, структура ее акционеров выглядела следующим образом. 19,5% компании принадлежало сингапурской QHG Oil Ventures (совместное предприятие QIA и Glencore), 19,75% — у британской BP, 50% плюс 1 акция — у государственного «Роснефтегаза». QIA пришлось покупать 14,2% «Роснефти» после того, как сорвалась сделка между китайской CEFC и QHG Oil Ventures (у китайской компании после сообщения о задержании ее главы Е Цзяньмина начались серьезные финансовые проблемы). 7 сентября Glencore объявил о завершении сделки по продаже 14,16% «Роснефти» суверенному фонду Катара. В результате QIA добавил к 4,77% акций «Роснефти» пакет в 14,16% и теперь напрямую владеет 18,93% акций российской компании. Доля Glencore в «Роснефти» сократилась до 0,57%.

ВТБ и приватизация «Роснефти»

ВТБ был связан с приватизацией «Роснефти» еще два года назад. В конце декабря 2016 года главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин объявил о продаже 19,5% компании консорциуму в составе QIA и Glencore. Сделка была закрыта 3 января 2017 года. В результате приватизации пакета «Роснефти» государственный бюджет России получил 710,8 млрд рублей ($11,1 млрд или €10,5 млрд).

Собственные вложения инвесторов составил €2,8 млрд, при этом Glencore заплатил из собственных средств €300 млн, а QIA — €2,5 млрд. Основным кредитором консорциума выступил итальянский банк Intesa Sanpaolo, выделивший €5,2 млрд. Еще €2,2 млрд предоставили неназванные кредиторы (среди них, как писали «Ведомости» и РБК, могли быть ВТБ и Газпромбанк). Кроме того, ВТБ в декабре 2016 года предоставил промежуточное финансирование покупки, выдав на одну неделю €10,2 млрд сингапурской QHG Shares (СП QIA и Glencore). Эта сумма и была перечислена «Роснефтегазом» в федеральный бюджет 2016 года.

ВТБ был кредитором QHG Shares всего несколько дней. На деле продавец доли («Роснефтегаз») и покупатели (QIA и Glencore) фактически провели валютный своп при посредничестве ВТБ. То есть сингапурская QHG Shares взяла в долг у ВТБ рубли, которые «Роснефтегаз» перечислил в бюджет в счет оплаты сделки. 22 декабря ВТБ заключил с «Роснефтегазом» договор уступки, по которому залог (19,5% акций «Роснефти») и сам кредит был передан «Роснефтегазу». 3 января 2017 года итальянский банк Intesa Sanpaolo выдал QHG Shares кредит на сумму в €5,2 млрд. После этого QHG Shares погасил кредит перед «Роснефтегазом», перечислив €10,2 млрд (или 692,4 млрд рублей по курсу на 6 декабря 2016 года). «Все задачи, поставленные в рамках данной сделки, были полностью выполнены, а такая последовательность (сначала бридж-кредит в рублях, а затем перечисленная покупателями сумма в евро) объясняется тем, что в частности, одной из задач было избежание волатильности на валютном рынке», — сообщили Forbes в январе 2017 года в пресс-службе «Роснефти».

По словам Сечина, в 2017 году прямое финансирование обеспечило лишь покупку 5,3% акций «Роснефти» из пакета в 19,5%. Остальные 14,16% акций были приобретены на кредитные ресурсы.

ВТБ участвовал и в несостоявшейся в итоге сделке между CEFC и QHG Oil Ventures. Госбанк в январе 2018 года подписал с CEFC соглашение о предоставлении €5 млрд под залог приобретаемых акций «Роснефти». Однако CEFC не смогла перекредитоваться в государственных банках Китая, и уже в начале мая 2018 года кредитная линия для нее была закрыта.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here