Война патриархатов. Как РПЦ потерпела крах на Украине

0
19

Война патриархатов. Как РПЦ потерпела крах на Украине

Почему патриарх Кирилл сражается за церковь на Украине? Ее потеря — это удар по концепции «Церкви империи», которую он развивал после падения СССР. До последнего времени трудно было не согласиться, что Русская Православная Церковь — самая крупная и самая богатая, но конвертировать это в дипломатические победы над греками никак не получалось

В 2018 году словом года станет непонятное и трудное в произношении слово «автокефалия». Еще полгода назад о нем знали только специалисты по истории церкви и каноническому праву. Даже рядовые прихожане православных храмов не интересовались проблемами церковного устройства.

В новостях слово «автокефалия» стало часто появляться после апреля 2018 года, когда президент Украины Петр Порошенко попросил ее для православной церкви в своей стране. И сразу возник конфликт. Он связан с тем, что Порошенко обратился не к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, которому подчинялась Церковь на Украине, а к Вселенскому патриарху Варфоломею, в юрисдикции которого Церковь на этих землях находилась 300 лет назад. И патриарх Варфоломей вскоре подтвердил, что он имеет право вернуть Украинскую Церковь под свое управление и дать ей автокефалию.

Автокефалия в переводе с греческого означает «самовозглавление», то есть самоуправление, независимость поместной Церкви. Автокефальных православных церквей сегодня в мире 14. Но вполне возможно, что уже через несколько месяцев Украинская Православная Церковь получит томос, и автокефальных Церквей будет 15.

Действия Вселенского патриарха вызывали постоянную критику и возмущение со стороны Русской церкви, которая продолжает считать Украину своей канонической территорией. Но патриарх Варфоломей полностью проигнорировал позицию Москвы и в середине октября принял решения, которые делают автокефалию необратимой: он отменил подчинение украинских епархий Русской православной церкви и вернул из раскола две неканонические группы — Украинскую православную церковь Киевского патриархата и «старую» Украинскую автокефальную церковь.

Сказать, что патриарх Кирилл был недоволен, это значит не сказать ничего. 15 октября он провел в Минске заседание синода, на котором было принято крайне жесткое заявление: «Нынешнее деяние Константинопольского Патриархата — попытка похитить то, что никогда ему не принадлежало».

Но проблема в том, что у патриарха Кирилла нет никаких рычагов, чтобы повлиять на ситуацию. После начала войны в Донбассе патриарх Кирилл на Украине персона нон грата, и обратиться напрямую к Петру Порошенко он не может. Церковное право на стороне патриарха Варфоломея. Апеллировать к другим Православным Церквам патриарху Кириллу крайне сложно, так как два года назад он в последний момент отказался ехать на Всеправославный собор, фактически показал себя недоговороспособным. Теперь отношение к РПЦ и лично к патриарху Кириллу довольно сдержанное.

В результате Московский патриарх выполнил свои угрозы и пошел на самую крайнюю в церковной политике меру — разрыв евхаристического общения. Это значит, что синод РПЦ в одностороннем порядке запретил своим епископам и священникам служить в храмах Константинопольского патриархата, а мирянам — причащаться там.

На территории России и Белоруссии это решение никак не скажется на жизни приходов и монастырей. Проблемы возникнут при посещении Святой Горы Афон, излюбленного места паломничества в том числе и ряда высших российских чиновников, а также в жизни приходов РПЦ в Западной Европе и Америке, где развивается сотрудничество между приходами разных юрисдикций. Русские приходы могут оказаться в изоляции.

Строго говоря, решение синода РПЦ выглядит крайне сомнительно с богословской точки зрения, так как разрыв евхаристического общения может происходить исключительно по вероучительным причинам, когда какая-то часть церковного сообщества впадает в ересь и отказывается возвращаться к православному исповеданию веры. В случае с Украиной речь идет о разрыве евхаристического общения по политическим мотивам. Тем самым патриарх Кирилл категорически возражает против предстоящего передела территорий, храмов и паствы, в результате которого Московский патриархат может лишиться от четверти до трети от общего числа своих приходов. Однако политические мотивы не являются достаточным основанием для такого радикального решения: богослужение не должно быть разменной монетой в церковной политике. К сожалению, в практике православной церкви такое время от времени встречается.

Почему патриарх Кирилл так энергично сражается за церковь на Украине? Ее потеря — разрушительный удар по концепции «Церкви империи», которую он развивал после падения Советского Союза. До последнего времени трудно было не согласиться, что Русская православная церковь — самая крупная и самая богатая, но конвертировать это в дипломатические победы над греками никак не получалось.

Если Церковь на Украина получит автокефалию, то РПЦ потеряет тысячи приходов и огромную территорию, а Константинопольский патриархат их приобретет. Это приведет к крушению важного мифа о «нерушимой и неделимой Русской Церкви». Долгие годы не государство, а именно Церковь претендовала на роль хранительницы «идеи империи». Если Советский Союз рухнул, и возникли независимые государства, то Церковь сохранилась в границах империи неделимой. Она привыкла ощущать себя как мега-Церковь, готовая разговаривать с политиками на равных. Но после потери Украины ситуация изменится, и РПЦ придется вести себя скромнее. По всей видимости, она к этому не готова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here