Амбиции Пекина: что приносят России китайские инвестиции

0
16

Амбиции Пекина: что приносят России китайские инвестиции

На чем строится инвестиционное партнерство России и Китая и где китайские инвесторы видят больше всего подводных камней?

В дни чемпионата мира по футболу 2018 года многие заметили ряд незнакомых логотипов на стадионах. Как оказалось, семь из двадцати крупнейших корпоративных спонсоров ЧМ-2018 были именно китайскими компаниями. В этой связи возникает вопрос: сколько Китай на самом деле инвестирует в России?

Реальное присутствие Пекина на российском рынке проследить непросто. По данным Банка России, в 2011—2017 годы объем прямых китайских инвестиций в России составил $16,3 млрд. Это вдвое меньше реального объема китайских инвестиций в российские проекты, согласно исследованию Московской школы управления «Сколково»: за семь лет китайские компании инвестировали в российский рынок около $35,9 млрд. Почти 62% этой суммы (более $22 млрд) приходится на вложения в энергетику и минеральные ресурсы.

Потенциал роста

Россия всегда была притягательным рынком для китайских инвестиций — благодаря богатству природных ресурсов, низким затратам на логистику и транспорт, сравнительно дешевой рабочей силе и широким возможностям для проектов технологического, сельскохозяйственного и экологического развития. Но в последние годы и российское правительство стало все чаще поддерживать инициативы китайских компаний по выходу на российский рынок. Так, инвесткомпания Fosun Group активно внедряется на рынок недвижимости в Москве, а сельскохозяйственная Famsun ищет пути для более эффективного производства и транспортировки зерна в Китай. Совместных планов у бизнеса много. Энергетический гигант Sinopec совместно с «Сибуром» собираются построить один из крупнейших в России газохимических комплексов, чтобы устранить нехватку полимеров в Китае. К другим областям китайских инвестиций относятся также металлургия, машиностроение, энергетика и возобновляемые источники энергии. Во многих случаях помимо денежных средств китайские компании предоставляют доступ к передовым технологиям, что делает партнерские отношения обеих сторон еще более ценными.

В региональном аспекте для Китая больше всего интереса представляет Дальний Восток. Земли, богатые углем, нефтью и газом, металлическими рудами и драгоценными металлами располагаются на границе с северо-западными регионами Китая, которые менее экономически развиты. Обеспечение региона необходимой инфраструктурой и рабочими местами является одним из основных векторов внутренней политики Пекина, и решить многие проблемы внутреннего рынка КНР может благодаря сотрудничеству с Россией.

Китайский фактор играет огромную роль и в модернизации Дальнего Востока, и в снижение уровня местной безработицы. К примеру, российская EN+ и китайская Shenhua совместно разрабатывают Зашуланское месторождение, предполагаемая добыча там должна составить 6 млн т угля в год. Инвестиции по проекту составляют 5,5 млрд юаней ($800 млн) и предполагают строительство инфраструктуры, в том числе 100 км подъездной дороги и ряда социальных объектов.

Что мешает России и КНР

В сотрудничестве двух стран есть и множество проблем, среди которых — негативное восприятие Китая среди части россиян, имеющее исторические корни. Дошедший в 1969 году до вооруженного противостояния пограничный конфликт между Китаем и СССР был официально разрешен в 1991 году, но до сих пор часть жителей региона опасается рецидива подобных конфликтов, а некоторые респонденты говорят о страхе перед доминированием Китая в регионе, и это сказывается на бизнес-проектах двух стран.

Усложняет задачу также языковой барьер и отсутствие людей, способных вести переговоры с местными властями и подрядчиками, отмечает председатель Fuyao Glass Industry Group Цао Дэван. Fuyao Glass была одной из первых крупных китайских компаний, которая вышла на российский рынок с проектом стоимостью $200 млн в 2011 году в Калуге. За 7 лет компании удалось преодолеть языковой барьер и недопонимание в вопросах, касающихся специфики местной экономики и законодательства, считает Цао Дэван, но по его признанию, экономическая нестабильность — это самое большое препятствие для инвестиций в Россию, которое затрудняет реализацию проектов. Особенно острым для бизнеса оказался обвал рубля в 2014 году: спустя год после того, как их завод был построен, компания потеряла $20-30 млн, и удалось восстановить баланс лишь к 2016 году.

Как признаются китайские бизнесмены, большинство компаний просто не могут позволить себе терять в России 10-15% инвестированного капитала ежегодно, выжидая выхода проектов на рентабельность, а российскому правительству китайские инвесторы рекомендуют сосредоточиться на стабилизации экономики и обменного курса. Fuyao Glass Industry Group удалось добиться успеха на российском рынке и использовать Калужскую фабрику для экспорта в Европу, но таких примеров в российско-китайском сотрудничестве не так много.

Китайские инвесторы говорят о недостаточно развитой инфраструктуре и транспорте в России как препятствии для инвестиций. Другим барьером выступают санкции против России со стороны Запада. Но Китай намерен увеличить потоки инвестиций, несмотря на трудности, связанные с санкциями и торговыми тарифами.

Точки роста для бизнеса

По данным Московской школы управления «Сколково», китайские инвесторы финансируют 57 проектов в России. Один из примеров — это Ульяновский ветропарк, построенный китайской госкомпанией Dongfang electric в сотрудничестве с Fortum и «Роснано». Проект был запущен в ноябре 2016 года и к январю 2018 года в Ульяновске построили 14 ветряных турбин. Ветропарк — первый в России промышленный парк альтернативной энергетики, а мощность генерируемой энергии составляет 35 мВт. Инвестиции Fortum составили $65 млн, и планируется дальнейшее развитие ветроэнергетики в регионе для создания нового промышленного кластера. Согласно планам компаний, к 2024 году ветровая энергия может составить 30% от общего объема потребления энергии в Ульяновске, проект внесет значительный вклад в валовой региональный продукт, а инвестор будет обязан направлять в региональный бюджет налоги в размере 100 млн рублей. Проект знаменует новую эру развития энергетического рынка в России, поскольку он нацелен на отказ от традиционных энергоносителей.

Другим примером инвестиций Китая на российском рынке является Fosun Group. Председатель группы Ван Цюньбин в январе 2017 года встретился с первым вице-премьером Игорем Шуваловым и проинформировал его, что российский рынок является одним из основных направлений для долгосрочных инвестиций Fosun Group, а основные направления для инвестиций — это природные ресурсы, недвижимость и здравоохранение. В 2017 году Fosun Group совместно с компанией Avica Рубена Варданяна приобрела исторически значимый объект «Военторг», но сумма сделки не разглашалась, аналитики оценивали ее примерно в $170 млн. Это была первая покупка Fosun Group на российском рынке недвижимости. В 2017 году Fosun Group начала планировать еще одну покупку в России: объектом для инвестиций была выбрана золотодобывающая компания Сулеймана Керимова. В результате переговоров «Полюс Голд» заключили соглашение о продаже 10% акций компании за $890 млн c опционом на приобретение дополнительных 5% после выполнения первоначальной сделки, и это бы значительно усложнило сделку. Однако в январе 2018 года «Полюс» объявил, что сделка была отменена в связи с невыполнением одного из условий договора. Несмотря на это, Fosun Group находится в поиске других инвестиционных возможностей в России, говорится на сайте компании.

В кольце санкций

По данным Московской школы управления «Сколково», доля инвестиций КНР в российское сельское хозяйство составляет 17% от общего объема инвестиций в 2011—2017 годах и превышает $6,2 млрд: это отражает не только интерес китайского бизнеса к аграрному сектору России, но и попытку снизить зависимость от импорта из США.

Сейчас группа COFCO — крупнейший в Китае производитель продуктов питания и сельскохозяйственный трейдер —планирует переориентировать часть поставок зерна из США на китайский рынок в пользу России. COFCO анонсировала интерес к российским поставкам еще в 2015 году, а в 2016 году назвала в числе приоритетов импорт мясных продуктов и бутилированной воды из России и инвестиции в гостиничный бизнес Приморского края. Частично планы компания уже реализовала: в 2017 году COFCO закупила первую партию российской пшеницы в 500 т и ожидает роста поставок по итогам 2018 года. На этот год также запланирована поставка 10 млн бутылок Камчатской негазированной артезианской воды. Сейчас COFCO планирует инвестировать $400 млн в покупку российского терминала для транспортировки зерна. Китайские СМИ сообщают о том, что COFCO интересуется портами Темрюк, Тамань и Новороссийск и что планируемая отгрузка зерна через эти терминалы может составить до 10 млн т зерна ежегодно. Подобные инвестиции могут означать то, что китайский зерновой рынок постепенно дрейфует в сторону России от США, особенно учитывая накал торговых споров между Пекином и Вашингтоном.

Для минимизации затрат на логистику COFCO также планирует построить логистический парк, склады и завод по переработке соевых бобов в регионе. Для России планы компании могут означать улучшение инфраструктуры, создание дополнительных рабочих мест, существенный рост экспорта зерна и укрепление позиций на мировом рынке.

Правительства России и Китая неоднократно заявляли, что они рассчитывают на более тесное сотрудничество в ближайшие несколько лет, но именно санкции против России стимулировали более активный разворот российской экономики на Восток.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here